Главная II 20170424
20170424

Эшшольция Посадка и уход Гвоздика Интересные факты Выращивание хосты Капуста Посадка и уход Кукуруза Интересные факты

Продолжаем записи.

Содержание

1. Сам дневник

2. Разная информация

3. Мои истории

Сам дневник

Продолжу про июнь. Мы с Володей интенсивно занимались посадками растений. Наташа с друзьями из Ингушетии перебралась в Чечню. Да, в Чечне сейчас спокойно. В Грозном много туристов, причем многие приехали с детьми.

Что интересного? Та же приветливость. Интересно, что запрещено фотографировать резиденцию Кадырова. Специальные люди за этим строго следят. Даже незаметно не получится.

В Чечне уровень жизни выше, чем в Ингушетии, несопоставимый размах строительства. А так – все впечатления в фотографиях, которые я буду постепенно добавлять в альбом.

Миша уволился и начал сплав по Оке Саянской. Теперь здесь будут появляться фотографии реки и Саянских гор с его сплава.

Что у меня было новенького? Нина, да не томлю я тебя! Ладно, расскажу про Облако.

Итак, Марик долго добивался, но всё же притащил нас друг к другу. Точнее пришел Облако, но я была уже к этому готова.

Он появился моей ночью ближе к утру в обычное для наших контактов время. Сначала мы не знали, что делать друг с другом. Образовавшаяся за это время стена отчуждения очень мешала.

Я спросила, как ему в новом качестве?

—Перенес перемены нормально.

—Чем занимаешься?

—Читаю, слушают музыку, любуюсь природой, словом, отдыхаю.

—Ты считаешь меня бездельником?

—Нет, сейчас твоя душа выполняет очень важную для тебя работу.

—А как супруга себя чувствует?

—Она перенесла перемены хуже меня. Работает на прежнем месте, и отношение к ней не изменилось.

Он сильно изменился энергетически. За что я его прозвала Облаком? Раньше его поле часто казалось мне густым коричневым облаком, в котором вспыхивают золотые искры.

Когда-то погружение в это поле казалось мне блаженством. Когда я впервые вступила с ним в эмоциональный контакт, то обнаружила в себе сильный голод именно по его полю, по его эмоциональному состоянию. И у него было то же самое по отношению ко мне. Тогда мы часто сливали воедино свои поля, чтобы насытить друг друга. Потом наступило насыщение, и мы уже стали реже делать это, и искали другие точки соприкосновения.

Сейчас от этого коричневого облака – его прежнего поля – не осталось почти ничего.

Иногда его внутренний мир представлялся мне как разноцветный персидский ковер, где очень много разных цветов, полутонов и оттенков. Вообще, внутренний мир Облака, мир его эмоций удивительно богат. Тут уж, пожалуй, никого нет, равного ему. И поэтому было время, когда контакты с Облаком были очень ценны для меня.

Сейчас всё изменилось. Поле стало легче, в нем преобладают голубые и серебристо-голубые цвета со вспышками лёгкого золотистого цвета.

Я иногда спрашивала, да он ли это, а Облако говорил, что я тоже очень изменилась.

—Чем сейчас занимаешься?

—Любуюсь природой.

—Хочешь попробовать увидеть то, что вижу я? Попробуй смотреть моими глазами!

Такого опыта у меня ещё не было. Я настроилась на него, и попыталась увидеть то, что видит он. Постепенно стало что-то получаться. Он чувствует очень красиво. Я увидела сосны. Спросила его. Да, сосны есть. Дул ветерок. Я услышала, как он шумит в кронах сосен. Ветер? Да! Потом почувствовала, как лучи солнца согревают его щёки. Закат? Да. Я любуюсь закатом.

Мы старались удерживать совместное видение как можно дольше. Потом всё исчезло. Переживание было потрясающим. Я его поблагодарила за возможность пережить такое. Это был наш первый контакт.

Фото

Саяны. Фото с Мишиного сплава.

Фото

Река Ока Саянская

Фото

Кабардино-Балкария. Нальчик. Этот знаменитый ресторан Сосруко, который  мне так понравился.

Фото

Карачаево-Черкесия. Домбай.

Фото

Ставропольский край. Кавказские Минеральные Воды. Кисловодск. Кисловодский курортный парк.

Фото

Достопримечательности Англии. Букингемский дворец Интерьер.

Фото

Лондон Собор Святого Павла

Фото

Церковь Сент-Мери-ле-Боу Столбы на дороге в Льюис.

Фото

Музей Банка Англии. Золотой слиток.

Фото

Достопримечательности Лондона. Вестминстерский дворец

Фото

Вестминстерское аббатство Статуи мучеников XX века на западном фасаде

Фото

Гилдхолл

Фото

Здание страховой компании Ллойдс

Фото

Кабинет лорд-мэра Лондонского Сити в резиденции Mansion House

Фото

Небоскрёб Мэри-Экс

Разная информация

Продолжу мою историю про нас с Султаном. Экзамены все я сдала на пятерки, и на носу был выпускной. И для того, чтобы понять, как много я нарушила в глазах наших парней, стоит рассказать про деревенские обычаи, которые тогда ещё соблюдались.

По неписанным деревенским законам юноши и девушки, пока учатся в нашей восьмилетней школе, друг с другом не встречаются, а гуляют все вместе. Конечно, присматриваются друг к другу, но и только. До выпускного на любые отношения наложено табу.

И вот наступает выпускной, и вместе с этим вечером стартует целый ряд романов, которые часто заканчивались шумными и весёлыми свадьбами. И не обязательно, что это будет одноклассник. На вечер был свободным вход и выпускникам прошлых лет. Именно с выпускного вечера парень впервые идёт провожать понравившуюся ему девушку. Так было и у нас. Мы гуляли общей компанией, мальчики качали нас на качелях, а потом провожали всей толпой каждую до своего дома.

Для всего остального ждали выпускного. Кто-то из девочек даже подслушал разговор наших парней, как они распределяли, кто кого пойдет провожать. У меня в классе поклонники были, были и те, кто интересовался мною среди выпускников. Мне мама заказала в ателье хорошенькое белое платье с воланчиком, и ещё в мае, до того, как встретила Султана, я была уверена, что буду королевой вечера.

В принципе, обычаи эти и без Султана не имели надо мной никакой власти. Лето я проводила у бабушки с дедушкой, а там была не деревня, а один из поселков В*ареговского торфопредприятия. Нравы там были свободные, молодежь имела не больше предрассудков, чем городские ребята. Да, полагаю, во многом ребята на посёлке были и раскованней, и искушенней городских. В прошлое лето меня уже там провожал мальчик, и даже случился первый поцелуй.

Так что мне эти обычаи казались смешными, но я со своим мнением никуда не лезла, поскольку не было в деревне ни одного мальчика, который бы мне по-настоящему нравился. Так что и спешить было некуда принимать чьи-то ухаживания.

Но вот появился Султан, и всё изменилось. Все обычаи были нарушены, все ожидания деревенских кавалеров были обмануты. И чувства парней где-то понять можно.

Выпускной в целом прошел нормально. Я всё равно была королевой. Но когда начались танцы, ни один мальчик не подходил меня приглашать. Было немного обидно, ведь выпускной бывает один раз, и на мне было такое красивое платьице. Учителя быстро поняли, в чем дело. Меня стали приглашать мужчины-учителя, что в общем-то никогда не делали. Женщины надолго занимали меня разговорами, чтобы я не отвлекалась на танцы. Сколько хороших слов мы тогда сказали друг другу! Девочки тоже поддержали, подходили и приглашали, и мы танцевали девочка с девочкой.

Спустя довольно длительное время ко мне подошел мой друган детства Колька, который учился классом ниже и с которым у меня были прекрасные отношения. Он тогда не участвовал в сцене нападения на Султана. Пригласил танцевать, но как-то взвинченно и смущенно. Я заметила, что где-то в метре от нас собралась небольшая толпа парней-наблюдателей. Опасаясь подвоха, я ему отказала. Он спросил почему, и я ответила, что на этом вечере с мальчиками не танцую.

Из этого моего ответа парни сложили две сплетни:

  1. Что Султан пригрозил мне кинжалом, если я буду танцевать с мальчиками;
  2. Что тот, кто танцевал бы со мной, мог бы познакомиться с кинжалом Султана.

Когда мне рассказали об этом, я долго смеялась. Сильное же впечатление произвел на наших парей кинжал Султана!

Как только это стало возможным и уместным, я сбежала с выпускного к Султану, который уже давно ждал меня в условленном месте. Вот он-то и оценил моё белое платье!

 

 

Мои истории

После выпускного мама, как и обещала, повезла меня в Ленинград. В Москву мы ездили всем классом за год до этого. Мы остановились в Питере у своих знакомых, которые когда-то жили в нашей деревне. За две недели мы осмотрели все основные достопримечательности города и окрестностей. Всё было здорово. Поездка удалась на славу. Впечатлений было много.

Кроме этого, мама ещё одела меня с головы до ног в магазинах северной столицы. Как сейчас помню красивенький ярко-красный плащик, серенькие осенние сапожки, замечательный портфельчик и ещё много всего другого. Так что в среднюю школу райцентра мама отправила меня ленинградской модницей.

В числе покупок был и мой первый брючный костюм. Брюки в наших краях девушки начали носить недавно. То были брюки, пошитые из такой же ткани, как и мужские, по цвету чёрные, тёмно-синие или серые. А это были брючки из зеленой ткани и к ним ещё туника, в которой к такому же зеленому цвету добавился тёмно- и свело-горчичный. Даже и в наше время такой костюмчик выглядел бы нарядно, а уж тогда, в пору всеобщего дефицита…

И вот я гордо пошествовала в этом костюмчике в клуб в первый вечер, как вернулись из Питера. Гадала, как это понравится Султану. Султана в клубе ещё не было, а Магомет возмущенно фыркнул, увидев меня в брюках. Тут только до меня стало доходить, что ингушам это может не понравиться. Заволновалась, но пришедший Султан тут же меня успокоил. Сказал, что мне очень идет, и он хочет, чтобы я его почаще надевала. Он единственный из ингушей так отреагировал на брюки. Их старший – Захар, увидев меня идущей мимо их дома в клуб, сказал Султану возмущенно: «Смотри! Вон там твоя в штанах пошла!». А Султан передал мне весь разговор в лицах и с юмором.

У нас было всего два вечера и дальше я поехала на все каникулы к бабушке и дедушке.

Нет, Нина, я не бунтовала против «высылки», как ты это назвала, меня к бабушке. Дело в том, что в доме у бабушки царила атмосфера какого-то особого тепла и гармонии. Теперь-то мне ясно, что подобную атмосферу создавала сама бабушка, которая была человеком удивительнейшим.

Жить у них во время каникул было для меня величайшим счастьем, я всегда именно поэтому с нетерпением ждала каникулы, а когда каникулы кончались, испытывала недетскую тоску. Отказаться от такого счастья я не могла ни ради какого кавалера. Так что поехала я всё равно с радостью, хотя расставаться с Султаном было очень грустно. Мы договорились сделать всё, чтобы наши отношения не прервались. Султан собирался писать мне письма, и я дала ему адрес бабушки. Мама была уверена, что всё, наконец-то это кончилось, и ей можно не беспокоиться. Но она глубоко ошибалась…