Леда

Королевский театр в Мадриде

Леда

Леда в мифах Древней Греции – супруга царя Спарты Тиндарея. Детьми Леды были братья-Диоскуры (Кастор и Полидевк), а также дочери Елена и Клитеместра. Леда была дочерью царя Фестия из Этолии, у которого укрылся Тиндарей, изгнанный из Спарты. Фестий отдал Тиндарею в жены свою дочь Леду.

Однажды на реке Еврот, поразившись красотой Леды, Зевс предстал перед ней в образе лебедя, овладел ею. После близости с верховным богом в образе лебедя, Леда снесла два яйца, из которых появились Полидевк и Елена, та самая, которую потом похитил Парис и из-за которой началась Троянская война. Полидевк был бессмертным, поэтому его считают сыном бога Зевса, одновременно с этим Леда родила смертного Кастора, зачав ребенка еще ранее от Тиндарея. По преданию, близнецы-диоскуры Полидевк и Кастор родились, сразу десятилетними. Клитемнестра, Тимандра, Феба, рожденные Ледой, считаются дочерьми Тиндарея.  Вообще, в разных версиях мифа приводится разное количество яиц, разное количество детей Леды из них вылупляется, и по-разному распределяется отцовство Зевса и Тиндарея. Все мифы сходятся только в одном: Елена была дочерью Зевса, ведь она была настолько прекрасна, что из-за неё разгорелась Троянская война, многое изменившая в истории Древней Греции.  Полидевка тоже считают чаще всего считают сыном Зевса, иначе и быть не может, ведь только ребёнок, рожденный от бога, может быть бессмертным. По поводу Кастора большие разногласия, особенно если учитывать, что они с Полидевком близнецы. Но Кастор смертен, и поэтому его чаще всё же считают сыном Тиндарея. В мифах сообщается, что одновременно с этими тремя родилась ещё и Клитемнестра. Но её почти единогласно считают дочерью Тиндарея, особенно если учесть, как недостойно дочери бога она вела себя по отношению к Агамемнону.

Есть ещё версия мифа, что Леда только сберегла у себя яйцо, снесенное богиней Немезидой от брака с Зевсом и найденное пастухом; когда из него появилась красавица-девочка, Леда воспитала ее как собственную дочь.

Леда упомянута  в «Илиаде» и «Одиссее» Гомера.

В честь Леды назван астероид (38) Леда, открытый в 1856 году.

Миф о Леде и Зевсе был  широко использовался во французской эротической поэзии XVIII в.

В русской поэзии сюжет «Леды» был использован Пушкиным в его кантате «Леда» и Баратынским.

Это его Леда.

Леда

 

В стране роскошной, благодатной,

Где Евротейский древний ток

Среди долины ароматной

Катится светел и широк;

Вдоль брега Леда молодая,

Ещё не мысля, но мечтая,

Стопами тихими брела.

Уж близок полдень; небо знойно;

Кругом всё пусто, всё спокойно;

Река прохладна и светла;

Брега стрегут кусты густые…

Покровы пали на цветы,

И Леды прелести нагие

Прозрачной влагой приняты.

Легко возлёгшая на волны,

Легко скользит по ним она;

Роскошно пенясь, перси полны

Лобзает жадная волна.

Но зашумел тростник прибрежный,

И лебедь стройный, белоснежный

Из-за него явился ей.

Сначала он, чуть зримый оком,

Блуждает в оплыве широком

Кругом возлюбленной своей;

В пучине часто исчезает,

Но сокрываяся от глаз

Из вод глубоких выплывает

Всё ближе к милой каждый раз.

И вот плывёт он рядом с нею.

Ей смелость лебедя мила,

Рукою нежною своею

Его осанистую шею

Младая дева обняла,

Он жмётся к деве, он украдкой

Ей перси нежные клюет;

Он в песне радостной и сладкой

Как бы красы её поёт,

Как бы поёт живую негу!

Меж тем, влечёт её ко брегу.

Выходит на берег она;

Устав, в тени густого древа,

На мураву ложится дева,

На длань главою склонена.

Меж тем не дремлет лебедь страстный:

Он на коленях у прекрасной

Нашёл убежище своё;

Он сладкозвучно воздыхает,

Он влажным клёвом вопрошает

Уста невинные её…

В изнемогающую деву

Огонь желания проник:

Уста раскрылись; томно клеву

Уже ответствует язык;

Уж на глаза с живым томленьем

Набросив пышные власы,

Она нечаянным движеньем

Раскрыла все свои красы…

Приют свой прежний покидает

Тогда нескромный лебедь мой;

Он томно шею обвивает

Вкруг шеи девы молодой;

Его напрасно отклоняет

Она дрожащею рукой:

Он завладел — —

Затрепетал крылами он, —

И вырывается у Леды

И детства крик и неги стон.

 

1824