Главная Мифы Миф о Дедале и Икаре
Миф о Дедале и Икаре

Дедал и Икар Розовая пирамида Дахшур

Давным-давно в греческом городе Афины жил был самый искусный человек своего времени – замечательный художник, строитель, скульптор, резчик по камню, изобретатель. Звали его Дедал.

Его картины, статуи, дома, дворцы украшали Афины и другие города Древней Греции. Он изготовлял удивительные инструменты для различных ремёсел. Был у Дедала племянник, который уже в юности показывал задатки ещё более искусного мастера. Юноша мог затмить славу Дедала, и тот столкнул со скалы юного соперника, за что был изгнан из Афин.

Далее мифы Древней Греции направляют Дедала на остров Крит, которым управлял царь Минос. Минос с удовольствием поселил искусного мастера в своем дворце. И тут проявились мастерство и смекалка Дедала. Чего только стоит зал для танцев для дочери Миноса – принцессы Ариадны. А искусно сделанная корова для жены Миноса – Пасифаи? Даже бык не отличил её от настоящей! А потом был лабиринт Минотавра… И нить Ариадны – это тоже идея Дедала. На Крите у Дедала родился и подрос сын Икар.

Не все изобретения Дедала нравились Миносу. Вот взять хотя бы корову

Минос держал Дедала на Крите как пленника. А Дедал сильно тосковал по родине и задумал вернуться. Царь был уверен, что не позволит Миносу покинуть остров морем. И тогда Дедал подумал, что воздух Миносу неподвластен и решил подчинить себе воздух.

Тайно от Миноса он сделал себе и сыну крылья. Когда крылья были готовы, Дедал прикрепил их за спиной и поднялся в воздух. Он научил летать и Икара.

Можно было предпринять далёкий перелёт. Но прежде чем пуститься в далёкий путь, он сделал сыну наставление: оказавшись в небе, Икар не должен лететь слишком низко, иначе крылья намокнут в морской воде, и он может упасть в волны, но он не должен лететь и слишком высоко, так как лучи солнца могут растопить воск, скрепляющий крылья.

Дедал летел впереди, за ним следовал Икар. Быстрый полёт словно опьянил его. Икар парил в воздухе, наслаждаясь свободой. Он забыл про наказ отца и поднимался всё выше и выше. Икар слишком приблизился к солнцу, и горячие лучи его растопили скреплявший крылья воск. Распавшиеся крылья бессильно повисли на плечах мальчика, и он упал в море.

Напрасно звал Дедал сына, никто не откликался. А на волнах качались крылья Икара.

Позднее люди стали противопоставлять безрассудную смелость Икара трусливой и безрадостной расчётливости.

А вот что говорится об этих событиях в поэме древнеримского поэта Овидия «Метамлрфозы».

Пересказ Георга Штоля

Потомок Эрехтея Дедал, величайший художник древности, прославился своими чудными произведениями. Далеко разнеслась молва о множестве сооруженных им прекрасных храмов и других построек, о его статуях, которые были так живы, что говорили о них, будто движутся они и видят. Статуи прежних художников имели вид мумий: ноги придвинуты одна к другой, руки плотно прилегают к торсу, глаза закрыты. Дедал открыл своим статуям очи, дал им движение и развязал руки. Этот же художник изобрел множество полезных для своего искусства орудий, каковы: топор, бурав, ватерпас. У Дедала был племянник и ученик Тал, своей изобретательностью и гениальностью обещавший превзойти дядю; еще мальчиком без помощи учителя изобрел он пилу, на мысль о которой навела его рыбья кость; затем изобрел он циркуль, долото, гончарный круг и многое другое. Всем этим возбудил он в дяде к себе ненависть и зависть, и Дедал убил своего ученика, сбросив его с афинского утеса акрополя. Дело огласилось, и чтобы избежать казни, Дедал должен был бежать с родины. Он убежал на остров Крит, к царю города Клосса Миносу, который принял его с распростертыми объятиями и поручил ему множество художественных работ. Между прочим, Дедал построил огромное здание, со множеством извилистых и запутанных ходов, в котором держали страшного Минотавра.

 

Хотя Минос дружески обращался с художником, но скоро заметил Дедал, что царь смотрит на него как на своего пленника и, желая из его искусства извлечь возможно больше для себя пользы, вовсе не хочет когда-либо отпустить его на родину. Как скоро увидел Дедал, что следят за ним и стерегут ею, горькая доля изгнанника стала ему еще тягостнее, любовь к родине пробудилась в нем с двойной силой; он решился убежать каким бы то ни было способом.

 

«Пусть закрыты для меня водные и сухие пути, — думал Дедал, — передо мной небо, в моих руках воздушный путь. Всем может завладеть Минос, только не небом». Так подумал Дедал и стал размышлять о неизвестном дотоле предмете. Искусно стал он прилаживать перо к перу, начиная с самых маленьких; в середине связал их нитками, а внизу слепил воском и составленным таким образом крыльям дал небольшой изгиб.

 

В то время когда Дедал был занят своим делом, сын его Икар стоял возле него и всячески мешал работе. То, смеясь, бегал он за летавшими но воздуху перышками, то мял желтый воск, которым художник прилеплял перья одно к другому. Изготовив крылья, Дедал надел их на себя и, взмахнув ими, поднялся на воздух. Пару небольших крыльев сработал он и своему сыну Икару и, вручая их, дал ему такое наставление: «Держись середины, сын мой; если опустишься очень низко, волны омочат твои крылья, а поднимешься слишком высоко, солнце опалит их. Между солнцем и морем избери средний путь, следуй за мной». И вот прикрепил он крылья к плечам сына и научил его подниматься над землею.

 

Давая эти наставления Икару, старец не мог удержаться от слез; руки его дрожали. Растроганный, обнял он в последний раз сына, поцеловал его и полетел, а сын за ним. Словно птица, в первый раз вылетевшая из гнезда вместе с детенышем, боязливо оглядывается Дедал на своего спутника; ободряет его, указывает, как нужно владеть крыльями. Скоро поднялись они высоко над морем, и все сначала шло благополучно. Немало народу дивилось этим воздушным пловцам. Рыбарь, закинув свою гибкую удочку, пастух, опираясь на посох свой, земледелец — на рукоятку плуга, глядели на них и думали, не боги ли это плывут по эфиру. Уже за ними лежало широкое море, слева оставались острова: Самос, Патнос и Делос, справа — Лебинт и Калимна. Ободренный удачей, Икар стал лететь смелее; оставил своего руководителя и высоко поднялся к небу, чтобы омыть грудь свою в чистом эфире. Но вблизи солнца растопился воск, слеплявший крылья, и они распались. Несчастный отрок в отчаянии простирает к отцу руки, но воздух уже не держит его, и падает Икар в глубокое море. В испуге едва успел он прокричать имя отца, как жадные волны уже поглотили его. Отец, испуганный его отчаянным криком, напрасно озирается вокруг, напрасно ждет сына — лег у него сына. «Икар, Икар, — кричит он, — где ты, где искать мне тебя?» Но вот увидел он перья, носимые волнами, и все стало для него ясно. В отчаянии Дедал опускается на ближайший остров и там, проклиная свое искусство, бродит он, пока волны не прибили к берегу Икарова трупа. Похоронил он здесь отрока, и с тех пор остров стал называться Икарией, а море, поглотившее его, — Икарийским.

 

Из Икарии Дедал направил путь свой к острову Сицилии. Там радушно принят он был царем Кокалом, и много художественных работ исполнил он для этого царя и для его дочерей.

 

Минос узнал, где поселился художник, и с большим военным флотом прибыл в Сицилию, чтобы вытребовать беглеца. Но дочери Кокала, любившие Дедала за его искусство, коварно умертвили Миноса: они приготовили ему теплую ванну и, в то время как он сидел в ней, разогрели воду так, что Минос из нее уже не вышел. Дедал умер в Сицилии или, если верить афинянам, — на родине, в Афинах, где славный род Дедалидов считает его своим родоначальником.