Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cookie - headers already sent by (output started at /home/content/03/11793203/html/smirnova-tatjana/index.php:2) in /home/content/03/11793203/html/smirnova-tatjana/libraries/joomla/session/session.php on line 423

Warning: session_start() [function.session-start]: Cannot send session cache limiter - headers already sent (output started at /home/content/03/11793203/html/smirnova-tatjana/index.php:2) in /home/content/03/11793203/html/smirnova-tatjana/libraries/joomla/session/session.php on line 423

Warning: Cannot modify header information - headers already sent by (output started at /home/content/03/11793203/html/smirnova-tatjana/index.php:2) in /home/content/03/11793203/html/smirnova-tatjana/libraries/joomla/session/session.php on line 426
Сестра Пушкина Павлищева Ольга Сергеевна
Главная Жизнь и творчество А. С. Пушкина Сестра Пушкина Павлищева Ольга Сергеевна
Сестра Пушкина Павлищева Ольга Сергеевна

Сестра Пушкина Павлищева Ольга Сергеевна

 

Деревни Древнего Египта Сестра Пушкина Ольга Сергеевна (в замужестве – Павлищева)  родилась 20 ноября 1797 года.

Сестра Пушкина была всего на два года старше брата. Она была товарищем его детских игр. Все первые впечатления Александра связаны с Олей. И знаменитая Арина Родионовна сначала нянчила Ольгу, а потом Александра. Именно в дом Ольги Сергеевны позднее переехала Арина Родионовна, именно в доме Павлищевых в конце 1828 года и умерла.

Старшими детьми много занималась бабушка, Мария Алексеевна Ганнибал. Она обучала внуков сначала русской грамоте, а затем и русской словесности.

Свой характер – внезапно меняющийся, резкий, со вспышками гнева и веселья, Ольга Сергеевна унаследовала от матери.

Один из гувернеров, француз Монфор, заметил в Ольге интерес к рисованию; она сделала под его руководством первые шаги в искусстве. Впоследствии живописи Ольга Сергеевна обучалась у профессионального художника графа Ксавье де Местра и прекрасно рисовала портреты акварелью.

Образование Ольга получила весьма неплохое. Она свободно говорила по-французски, кроме танцев и языков, обязательных для всех, её обучали еще географии, истории, началам алгебры и естествознания.

Отношение А. С. Пушкина к сестре было самое дружественное, начиная с детства и до самой его кончины. Она была первым другом поэта, первой слушательницей его стихов, которые он писал в детстве на французском языке.

Позднее Пушкин поступил в Лицей, и они виделись только иногда, в выходные. Лицеистов не отпускали домой. Поэтому лицейские годы в то время казались им монастырем.  В лицее он написал стихотворение  «К сестре» (1814).

 

Оставлю темну келью,

Поля, сады свои

Под стол клобук с веригой -

И прилечу расстригой

В объятия твои.

С подругой обнимуся

Весны моей златой...

Но это лишь мечтанье!

Увы, в монастыре,

При бледном свеч сиянье,

Один пишу к сестре...

 

Брат и сестра очень любили друг друга и живо интересовались делами каждого. По словам А.П. Керн: «Пушкин никого истинно не любил, кроме няни своей и сестры». До нас дошло свидетельство историка И.П. Липранди, посетившего Петербург в 1822 году, что из всех родных поэта «интересовалась более знать об Александре Сергеевиче сестра его».

Одним из любимых занятий Ольги было изучение френологии и физиогномистики, её настольными книгами стали сочинения Лафатера и Галле.  Она говорила, что с их помощью безошибочно распознает характер людей. Занималась она и хиромантией. До нас дошли два случая, когда по руке человека она смогла точно предсказать его судьбу.

Однажды брат Александр, вскоре после выпуска из Лицея, попросил посмотреть его руку. Сначала Ольга не соглашалась, но, потом уступила просьбе брата, долго смотрела на его руку, а потом, заплакав, сказала: «Зачем, Александр, принуждаешь меня сказать тебе, что боюсь за тебя? Грозит тебе насильственная смерть и еще не в пожилые годы».

В другой раз она посмотрела руку своему родственнику А.Г. Батурину, поручику лейб-гвардии Егерского полка.

Она сказала: «По руке вашей вы не умрете естественной смертию; впрочем, не верьте моим хиромантическим познаниям». Батурин пал от руки случайного убийцы на третий же день после этого предсказания.

Ольга долго не выходила замуж. Отчасти в этом виноваты и её родители. Они не любили Н. И. Павлищева, который сватался к ней, и всячески противились их браку. Так что Ольге пришлось тайно обвенчаться со своим избранником. Это произошло в 1828 году.

В. А. Жуковский в письме к А. А. Воейковой от 4 февраля 1828 г. писал:

«Пушкина, Ольга Сергевна, одним утром приходит к брату Александру и говорит ему: милый брат, поди скажи нашим общим родителям, что я вчера вышла замуж… Брат удивился, немного рассердился, но, как умный человек, тотчас увидел, что худой мир лучше доброй ссоры, и понес известие родителям. Сергею Львовичу сделалось дурно… Теперь все помирились».

По другой информации, Пушкин знал о готовящемся венчании,  даже  выступил в роли посаженного отца. Посаженной матерью была Анна Петровна Керн. Барон Антон Дельвиг предоставил свою квартиру для званого ужина. Там Александр от имени родителей благословил сестру иконой Иверской Божьей матери.

Старшие Пушкины, однако, не любили своего зятя.

Николай Иванович Павлищев был образованным человеком, автором научных трудов, переводчиком, издателем, чиновником Департамента народного просвещения.

Впоследствии  он стал в Варшаве управляющим канцелярией генерал-интенданта Царства Польского, сенатором и тайным советником. Должности немалые, а вот в письмах Александру Сергеевичу и Сергею Львовичу Пушкиным он постоянно жаловался на безденежье. Именно его скаредность и мелочность доставила немало неприятностей поэту и отравляла жизнь Ольги Сергеевны, и без того нелегкую. Добавим ещё к этим недостаткам зависть, и черствость. Они видны в письмах Павлищева.

Николай Иванович требовал от новых родственников сначала приданного, а затем, в 1835-36 гг., после смерти Надежды Осиповны, раздела имущества, выделения для Ольги Сергеевны части наследства и продажи Михайловского.

После того, как Сергей Львович, постаревший и измученный болезнями, передал все бразды правления имуществом сыну-поэту, г-н Павлищев измучил последнего нудными и бестолковыми письмами, заполненными расчетами и подсчетами.

Александр Сергеевич по этому поводу писал жене, Наталье Николаевне, в откровенном письме от 11 июня 1834г:

«А делать нечего. Если не взяться за имение, то оно пропадет же даром. Ольга Сергеевна и Лев Сергеевич (брат поэта, служивший на Кавказе) останутся на подножном корму, а придется взять их мне же на руки, тогда-то и наплачусь и наплачусь (Пушкин горько каламбурит!), а им и горя мало. Меня же будут цыганить. Ох, семья, семья!»

В ноябре 1834 года у Ольги Сергеевны родился сын Лев, в мае 1837 год – дочь Надежда. Последние тяжелые роды подорвали её здоровье.

Шли годы. В 1848 году умер Сергей Львович Пушкин; Ольга Сергеевна приехала в Петербург для раздела наследства, а также для того, чтобы определить сына в учебное заведение. Осенью 1851 года окончательно переселилась в Петербург, чтобы следить за учебой ее детей. Её муж, связанный службой, остался в Варшаве.

Сын Левушка пропадал все дни напролет в семье невестки Н.Н. Пушкиной-Ланской,  где его любили и баловали.

Раздоры с мужем продолжались. Он втягивал больную Ольгу даже в споры с биографами покойного брата – Бартеневым  и Анненковым – о точности воспоминаний, обвинял их в искажении и подделке фактов.

Бесконечное нервное напряжение плохо отражалось на слабом здоровье Ольги Сергеевны. В начале декабря 1862 года, после страшного нервного удара, у неё начала развиваться глаукома.  Ольга Сергеевна фактически потеряла зрение.

Она нуждалась постоянно в посторонней помощи, но находила силы диктовать своему сыну Льву отрывки из воспоминаний, семейные легенды, предания. Эти воспоминания в 1888-1896 годах были изданы Л.Н. Павлищевым, который, по мнению специалистов, исказил умышленно не только многие факты из биографии его гениального дяди (которого, кстати, очень любил), но даже и отрывки из семейной переписки, а часть писем и вовсе придумал, да так похоже, что не отличишь от подлинных!

Неизвестно, зачем Лев Павлищев пошел на такую сознательную фальсификацию, однако, известно, что он был очень недоволен тем, что его матери, О.С. Павлищевой, биографы не отвели подобающего места.  При этом он выражал негодование, что биографы «толковали усердно и о няньке Ирине Родионовне, личности полуграмотной и ровно ничем не замечательной, кроме сообщаемых ею россказней о богатыре Еруслане Лазаревиче, царе Салтане и прочих народных басен».

Она умирала в полной слепоте. Почти не могла ходить.

Ольга Сергеевна Пушкина-Павлищева скончалась в Петербурге 2 (14) мая 1868 года, на 71-м году жизни. Её похоронили на Новодевичьем кладбище Петербурга. На памятнике, установленном ее сыном Л.Н. Павлищевым (1834-1915), была эпитафия, которую Ольга сочинила для себя сама:

 

«Отдых от жизни тяжелой

Могила одна нам дает!

Пусть же с улыбкой веселой

Страдалица к смерти идет».

 

7 июля 1936 года прах О.С. Павлищевой перенесли на Главную аллею Некрополя Мастеров искусств (Тихвинское кладбище) Александро-Невской лавры.